Если парадигмы несоизмеримы, то почему они все-таки меняются?

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Мы не поддерживаем этого иррационального подхода. Главный довод против несоизмеримости, на наш взгляд, это то, что творцы новых концепций каким-то образом их все же сопоставляют; описания этого акта сопоставления и выбора как иррационального «переключения гештальта» или «смутного эстетического чувства» явно неудовлетворительны. Заметим, что, подобно тому как позитивистское предложение заменить в науке «метафизику» принципом верификации оказалось несостоятельным уже потому, что сам этот принцип является метафизическим, последовательное применение принципа несоизмеримости к работам его сторонников приводит к противоречиям. Так, основным содержанием работ П. Фейерабенда является построение ряда контрпримеров, демонстрирующих ограниченность норм критического рационализма. Это, однако, требует отказа от принципа несоизмеримости — в противном случае можно сказать, что эти контрпримеры не являются таковыми, так как текст Фейерабенда просто «несоизмерим» с текстом Поппера.

Рассмотрим процесс изменения парадигмы как разновидность процесса изменения убеждения . То, что Т. Кун описывает как «переключение гештальта», по нашему мнению, есть действительно сдвиг восприятия, но не горизонтальный (в другую, равноценную позицию), а вертикальный: в метапозицию по отношению к обоим парадигмальным подходам. Если пользоваться визуальной метафорой, в которой парадигма представляет карту территории (реального мира), то это сдвиг в стереоскопическую позицию, в которой наблюдаются обе карты одновременно. Понятия А)-В) из цитаты выше относятся уже к работе по правилам, задаваемым той или иной дисциплинарной матрицей, в то время как при изменении парадигмы сравниваются сами дисциплинарные матрицы. Если парадигма является законом, по которому ведутся исследования, то метапозиция при создании новой парадигмы — это позиция законодателя. Мы согласны с П. Фейерабендом, что, вероятно, невозможно описать один абсолютный критерий выбора (И. Пригожин и И. Стенгерс в связи с этим указывают, что этот вывод следует уже из теоремы Геделя о неполноте: «Не существует конечной аксиоматической системы, в рамках которой были бы разрешимы все проблемы» (Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. М., 1999. С. 255).); реально выбор осуществляется на основе комплекса критериев (сам П. Фейерабенд в работе «Наука в свободном обществе» их перечисляет: линейность -нелинейность теории, степень логической последовательности, количество аппроксимаций, согласованность с некоей фундаментальной теорией или метафизическим принципом и т.д.), но это комплекс именно рациональных критериев — поэтому антисциентизм П. Фейерабенда нам представляется необоснованным. Возможно, сам П. Фейерабенд придерживался тезиса о несоизмеримости, протестуя против нормативной оценки и сравнения теорий. Мы согласны с тем, что вводить единый (тем более — нормативный) критерий сравнения конкурирующих теорий нецелесообразно; однако из этого не следует, что всякий акт выбора концепции в науке иррационален. Нашей позиции в трактовке развития науки в контексте методологии наиболее близки позиции П. Фейерабенда (за исключением тезиса о несоизмеримости) и И. Лакатоса (за исключением исторического критерия сравнения между собой различных теорий), потому что он годится в полной мере только для программ, прекративших свое существование, или, по меньшей мере, длительно существующих; в то же время наиболее важной практически является процедура сравнения для новых гипотез, у которых просто нет истории. Заметим, что и разделение на «жесткое ядро» и «защитный пояс» также основано на историко-научном анализе постфактум: в первоначальной формулировке указать точные границы «жесткого ядра» нереально, они определяются в процессе научно-исторического развития программы во взаимодействии с конкурирующими идеями. В такой трактовке оба эти подхода становятся идентичными, сводясь по существу к тезису anything goes: «Индуктивизм требует устранения теорий, лишенных эмпирической поддержки. Фальсификационизм требует устранения теорий, не обладающих дополнительным эмпирическим содержанием… Методология исследовательских программ не содержит таких требований…» Тем не менее, отказывая рациональным критериям сравнения научных теорий в статусе жестконормативных, мы считаем, что формулировка «мягких» критериев имеет смысл. Так или иначе, сознательно или бессознательно, исследователи сравнивают различные теории между собой; формулировка критериев в явном виде призвана не элиминировать какую-либо концепцию, а способствовать дифференциации рациональных и эмоциональных компонентов в научной дискуссии (в идеале — к полной элиминации иррациональных, основанных на эмоциях, пристрастиях: если не вообще из науки, то, по меньшей мере -из научных дискуссий).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *