Либерализм, квазилиберальные мифы и свобода СМИ (Карл Поппер о роли телевидения в обществе)

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Ю. В. ПУЩАЕВ

Как либерализм решает проблему свободы средств массовой информации? Следует ли ее с точки зрения последовательного либерального мышления ограничивать, и если да, то каким образом? От этого вопроса не уйти даже самому радикальному противнику цензуры.

Ведь не бывает в социально-политических отношениях безграничной свободы. Тот или иной субъект свободы в обществе окружен другими субъектами, интересы которых он в своих действиях тоже должен учитывать. Например, ну вот хотя бы применительно к проблеме порнографии актуальность этого вопроса вряд ли кем-то будет оспариваться. И тогда он заключается в том, где именно должны быть проведены границы свободы того или иного субъекта (в данном случае – средств массовой информации), где и как она должна быть ограничена.

Тут, конечно, есть некий парадокс: как либерализм может выступать за ограничения для того института, свобода деятельности которого его сторонниками считается одним из главных показателей наличия свободы в обществе, и, более того, вообще одним из главных способов ее существования? Ведь по тому, насколько свободны в своей деятельности средства массовой информации, либералы и судят о том, насколько свободно данное общество. Часто встречается мнение, что лучше терпеть издержки свободной деятельности СМИ, чем как-либо ограничивать их в своей деятельности, поскольку, начав их ограничивать, потом уже нельзя будет остановиться. Социальная свобода рассматривается сродни естественным природным процессам. Например, метафорически говорится, что нельзя быть наполовину беременным. Также и свобода якобы либо есть, либо ее нет, а третьего не дано. Но интересно, что в XX в. тот взгляд, что средства массовой информации должны быть полностью свободны в своей деятельности, нашел себе убежденного противника в лице такого признанного либерального мыслителя, как теоретик открытого общества, английский философ Карл Раймунд Поппер.

В историю социально-политической мысли XX в. Поппер вошел, прежде всего, своими знаменитыми книгами “Открытое общество и его враги” и “Нищета историцизма”. По тому интеллектуальному влиянию в области социальной и политической философии, которое он оказал в XX в., его можно считать главным либеральным философом своей эпохи. Однако если взять некоторые идеи Поппера о либерализме, то невозможно не заметить, что они приходят в противоречие с теми убеждениями, которые часто сегодня считаются либеральными.

Вообще отношения ведущих мыслителей и их последователей порой далеки от гармоничных. Так, Лев Толстой с опаской относился к толстовцам, а Маркс, имея в виду некоторых своих не в меру ретивых сторонников, однажды сказал: если они марксисты, то я не марксист. Также и Поппер, к примеру, категорически не принимал принцип национального самоопределения, общепринятый, казалось бы, сегодня среди людей, больше всего ценящих свободу. В данном случае – свободу народа. Но из имеющегося в нашем распоряжении грустного опыта истории хорошо известно, что очень часто словосочетание “свобода народа” – это всего лишь ширма, за которой делаются дела и обтяпываются делишки, противоположные по своему смыслу и содержанию свободе. Поппер, отмечая в своей “Пражской лекции” 1994 г., что принцип национального самоопределения на Западе почему-то пользуется повсеместным признанием, специально подчеркивает, что он совершенно не применим в Европе, где лишь такие страны, как Мальта и Исландия, населены однородным по этническому составу населением. Но принцип национального самоопределения неприемлем не только по прагматическим основаниям, не только потому, что он хорош на бумаге или в теории, но не осуществим на практике. К сожалению, на практике он как раз осуществим (правда, какой ценой?), что мы сегодня видим на примере попыток создания этнократий на основе бывших национальных республик Советского Союза. Беда в огромнейшей степени заключается и в теоретических изъянах этого принципа. Ведь романтический миф о свободе народа или нации, сформулированный в виде принципа национального самоопределения, на практике оборачивается ущемлением конкретных свобод конкретных людей иных национальностей, проживающих в данном государстве, чего и не мог принять либеральный философ Карл Поппер. Для него национализм, к которому неизбежно приводит взятый на вооружение принцип национального самоопределения, был чем-то вроде племенного инстинкта или инстинкта толпы, в которой человек как отдельная и независимая личность перестает существовать. Вредно и ошибочно считать, что границы государства должны обязательно совпадать с границами той или иной нации. Ошибочно, потому что государство его граждане составляют не на основании принадлежности к той или иной нации, а на основании своего рождения в определенном месте или по признаку лояльности к данному государству. Вредно же так считать потому, что если в основу образования государства закладывать принцип национального самоопределения и затем какую-то нацию провозглашать титульной и государствообразующей, то это автоматически будет влечь за собой ущемление прав людей иных национальностей, проживающих в этом государстве.

Поэтому когда кто-то, считая себя либералом, выступает за право каждой нации на собственное национальное государство, имеет место потенциально чреватое многими бедами (вспомним кровавый распад Югославии и чеченскую войну) недоразумение. Вообще за любым, с позволения сказать, “измом”, стоит, прежде всего, определенный способ мышления. Поэтому смысл того или иного социально-политического направления, смысл и вид тех общественных институций, на необходимости которых оно настаивает, нужно всякий раз (всякий раз, когда того потребуют обстоятельства или ситуация) переустанавливать, подтверждать или утверждать заново. Делать это нужно в силу того простого обстоятельства, что не существует некоего самодвижущегося общественного или идеологического механизма, который работал бы сам по себе

без вмешательства людей, и все бы сам устраивал в согласии со своим собственным сокровенным смыслом, а также прилагающихся к нему инструкций, пригодных на все случаи жизни. Любой человек, если он сознательно придерживается тех или иных принципов, все равно периодически оказывается в ситуации, в которой ему ни одно правило непосредственно, “от себя” не скажет: делай так-то и так-то. Он сам должен найти решение – пусть и в соответствии с этим правилом, но это решение из правила непосредственно не вытекает. В конечном итоге за любым набором абстрактных идеологических принципов стоит породившее его мышление, к которому он восходит, и которое эти принципы и делает осмысленными.

Поэтому, чтобы постичь суть того или иного “изма” (и неважно, с какими целями, апологетическими или критическими), нужно пытаться понять, прежде всего, стоящий за ним способ мышления. Для этого полезно как можно чаще открывать и изучать тех, кто является родоначальниками данного направления мысли. Естественно, это нужно делать не с целью обращения к несомненным авторитетам и заучивания цитат. Целью является изучение определенного способа мышления. Если есть цель постичь, например, смысл аутентичного марксизма, то следует читать самого Маркса и думать над теми его мыслями, которые почерпнуты непосредственно из первоисточника. Для того же, кто считает себя либералом, весьма полезным (хотя бы в плане самопознания!) может оказаться чтение книг Карла Раймунда Поппера и внутренний диалог с высказанными им мыслями. Не исключено, что тогда иной либерал узнает про свое мировоззрение, в верном понимании которого он был ранее абсолютно уверен, много нового.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *