Несвобода и свобода в рациональном осмыслении мира

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Рациональность в осмыслении мира с помощью понятий несвобода и свобода, по нашему мнению, заключается в выявлении объективных факторов и условий проявления несвободы и свободы в природе, обществе и мыслительной деятельности.

Если исходить из знаменитого выражения Гегеля: «все действительное разумно; все разумное действительно», то вся рациональная деятельность должна ограничиваться рамками существующего порядка вещей и субъект деятельности не должен даже помышлять о каких-либо совершенствованиях и изменениях.

Согласие с существующим порядком вещей и деятельность на основе согласия есть несвобода. Несвободе как согласию противостоит свобода, опирающаяся на несогласие, на несогласованность. Свобода как деятельность есть несогласие (несогласованность) с действительностью, с различными аспектами объективной и субъективной реальности, и деятельность на основе этого несогласия по изменению и совершенствованию природы, общества и мышления.

На различие, а следовательно, на несогласованность, как элемент свободы, указывает Т.И. Ойзерман. Он пишет: «Выбор — первое условие человеческой свободы. Но действительная свобода предполагает значительные различия между объектами, задачами, решениями, из которых предстоит делать нередко единственный и необратимый выбор».

Свободу как деятельность может осуществлять только свободный, обособленный, хотя бы относительно независимый субъект деятельности, субъект, обладающий возможностью осуществлять свободную деятельность. (Даже раб, телесно обособленный, свободно мыслящий, обладающий возможностью трудиться на рабовладельца на минимальном уровне использования своих способностей, используя, тем самым, свободу «неделания», является субъектом свободы.) Поэтому, помимо свободы как деятельности, следует выделять свободу как состояние, частный случай деятельности, но не бездеятельности. Свобода как состояние есть автономное бытие субъекта свободы, устойчивость к внешнему воздействию, сохранение себя как целостности, в соответствии с законами своего внутреннего существования и развития. Свобода как состояние есть несогласие с навязываемыми извне изменениями. Свобода как обособление в системе не есть обособление от системы. Свобода как состояние есть относительная свобода элемента системы, поскольку основу бытия этого элемента составляет внутренняя обособленность, а бытие в системе есть подчинение внешним для данного субъекта факторам. Поэтому любой субъект свободы как состояния, будь то отдельный человек, социальная группа или государство, подчинен системе внешних несвобод, которые у каждого из этих субъектов свободы как состояния, специфичны. Свобода как состояние есть осознанное или не осознанное стремление к сохранению неизменности обособленного бытия. В таком понимании расширенное понятие свободы применимо не только к социальным, но и природным объектам, как одушевленным, так и неодушевленным.

Содержание понятия «свобода как состояние» противоречиво. При взгляде изнутри это связи, составляющие бытие предмета как качества, стремящегося к своему стабильному состоянию, а тем самым — выражение его фактической несвободы в качестве системы, связанной такими-то необходимыми параметрами. При взгляде извне вещь или предмет предстает как целостность, обособленность, относительно независимый элемент системы, а значит, в этом смысле, относительно свободный. Свобода как состояние характеризует нечто с точки зрения необходимых — т.е. не подверженных выбору, а значит, несвободных — внутренних связей, позволяющих ему оставаться самим собой, иметь свою специфичность. Тем самым, мы можем в определенном смысле считать свободу как состояние внутренней несвободой, характеризующей необходимые структурные параметры ее носителя-субъекта. Свобода как состояние общества есть внутренняя несвобода (социальный строй) под защитой сторонников этой несвободы. Свобода как состояние в природе аналогична в этом плане социальной, и «защиту» этой свободы осуществляют силы самой природы. Свобода каменного валуна характеризуется прочностью связей минералов, составляющих валун. Валун за себя «может постоять». Свобода валуна как состояние описывается законами механики, открытыми И. Ньютоном. Инерция материального тела указывает на его относительную независимость, устойчивость. Дополняется свобода природы, проявляющаяся в инерции, адекватным ответом твердого тела на приложенную к нему силу. Защита внутренней несвободы, совпадающей при таком ее понимании со свободой как состоянием связана с несогласием (осознанным или неосознанным) вторжения во внутреннее бытие предмета, процесса, явления.

Свобода не только предполагает свою противоположность — несвободу, но без несвободы не имеет смысла. При предельно упрощенном подходе несвобода мыслится в качестве чего-то, что противостоит свободе, того, с чем вынуждены считаться, осуществляя акты свободы.

И несвобода, и свобода характеризуют состояние и развитие предметов, процессов и явлений объективной и субъективной реальности. Несвобода позволяет наблюдать процесс развития, как процесс устойчивый, детерминированный, закономерный. Свободе присуще привнесение в развитие элемента неустойчивости, случайности, вероятности. Свобода — это отклонение от несвободы, от законов бытия. Это отклонение может быть как минимальным, когда свобода направлена на совершенствование несвободы, так и диаметрально противоположным, когда свобода ориентирована на разрушение, уничтожение несвободы. Несвобода, как и свобода, есть форма деятельности. В обществе, за каждым направлением несвободной и свободной деятельности стоят соответствующие им социальные силы. Что касается природы, то там субъектом свободы и несвободы является сама природа. Несвобода и свобода — противоположности, степень расхождения, рассогласования которых характеризует фазу развития противоречия.

Несвобода и свобода могут противостоять друг другу, а в определенных условиях, возможно, и господствовать друг над другом. Господство несвободы не ведет к отрицанию бытия предмета, но ведет в тупик, к отрицанию развития, к отрицанию видовых изменений, к возможной деградации, со всеми вытекающими последствиями. Господство свободы может привести к хаосу, к самоотрицанию свободы. Хаос не есть свобода, ни в природе, ни в обществе.

Чтобы зримее рассмотреть несвободу, возьмем для примера развитие любого биологического объекта. От чего он несвободен? Он несвободен от природы, которая дает ему жизненный потенциал, способность существовать и развиваться. Он несвободен от генетических программ, заложенных природой и контролирующих ступени, фазы его развития. Он несвободен от условий своего бытия, дающих возможность существования и развития. Он несвободен от свободы, обеспечивающей приспособление организма к изменяющимся условиям среды.

Исходно биологический объект, включая человека, оказывается функционирующей системой в системе различных систем. Биологический объект одновременно является системой и элементом системы. Человек как биологическое существо, телесно существует в системе природы. Он сам из себя представляет систему систем. Общественная жизнь добавила к системам биологического бытия человека системы социального бытия: семья, социальная группа, государство, политическая система, правовая система, система нравственных отношений и т.д. Все эти системы соединяют в себе устойчивость и неустойчивость.

Синергетика, как учение о неравновесных системах, ориентирует на то, что равновесных систем нет. «Устойчивость и равновесность — это, так сказать, тупики эволюции». Если в природе, как целостности, наблюдается неустойчивость и отсутствие равновесия, с чем нельзя не согласиться, то в видимом, обыденном мире наблюдается относительная стабильность и устойчивость. Князева Е.Н. и Курдюмов С.П. отмечают: «Если бы неустойчивость была главным свойством во всех системах мира, тогда все было бы хаотично, все распалось бы, не было бы возможности ни контролировать, ни предсказывать будущее». Значит, в мире существуют связи и отношения, которые обеспечивают стабильность бытия, появление, функционирование и прекращение существования природных, социальных объектов. Эти связи и предлагается обозначить понятием несвобода. Несвобода — хранитель стабильности. Несвободаэто противостоящий свободе комплекс факторов, способствующих неизменности законов и условий бытия предметов, процессов и явлений.

Свобода — понятие, которое традиционно применяется к социальной сфере отношений и бытия. Предлагается применить это понятие и к природе. И. Пригожину принадлежит мысль: «В детерминистском мире природа контролируема, она есть инертный объект, подверженный нашим волевым устремлениям. Если же природа содержит нестабильность, как существенный элемент, то мы должны уважать ее, ибо мы не можем предсказать, что может произойти». Нестабильность не есть свобода, она является важнейшей составляющей проявления свободы, свободы как деятельности. Результаты нестабильности, вплетенные в канву закономерного, несвободного, выступают следствием неосознанного проявления свободы природой. «Чудачества» человеческого разума, осознанные как положительные изменения человеческого бытия, мы признаем за проявление свободы, свободы творчества, свободы деятельности. Аналогичные действия, но совершаемые неосознанно природой мы эгоистически не желаем признавать за проявление свободы природы. Возможно, что здесь сказывается многовековой груз традиций, основанных на догматах религии.

Проблема несвободы и свободы достаточно стара, ее использовали создатели первых книг Библии (Ветхого завета) примерно 3000 лет тому назад. В книге «Бытие» не в прямой, но в косвенной, постановке просматриваются проблемы свободы как состояния и свободы как деятельности. Также просматриваются проблемы несвободы. В ветхозаветных мифах, ставших идеологией многих поколений людей, свобода и как состояние, и свобода как деятельность является монополией Бога, областью запретной деятельности для человека. Для человека уготована несвобода в виде исходного и вечного греха, который сопровождает человека от рождения и до самой смерти, а также в виде заимствованных из жизни и освященных церковью моральных норм и правил человеческого бытия, представленных в виде жестких требований разного рода заповедей. Создатели ветхозаветных сказаний (мифов) исходно наделили Бога, как творца, всеми видами свобод. Свобода как состояние характеризует обособленность, независимость, всесилие Бога, способность творить и оценивать свои творения. Свобода как деятельность характеризует несогласие сверхъестественной силы с условиями его бытия (несвободой существования), побудившей ее к творческой преобразующей деятельности. Каждый акт творения, как акт свободной деятельности, проходит три этапа: осмысление, творческая деятельность, оценка. Оценка неизменная — хорошо. Если после творения сотворенный мир оценивается хорошо, то до начала деятельности, он, по всей видимости, заслуживал более низкой оценки, отражая несогласие творца с тем, что есть, и тем, что могло бы быть. Акт деятельности, основанный на несогласии с реальным бытием и направленный на согласование мысли об объекте с самим объектом, есть акт свободы.

Присвоив монополию на подлинную свободу богам и тем, кто рядом с ними, идеологи оставили рядовым гражданам несвободу. Концепция свободы и несвободы имеет философский и социальный смысл. Верующие и им сочувствующие стремятся к свободе, хотят быть свободными, но не могут перейти границ, дабы не прогневить Бога на небе и его ставленников на земле. Отсюда и определение свободы, традиционно закрепленное в обществе с подачи Б. Спинозы и Г. Гегеля. Свобода есть познанная необходимость. Свобода есть деятельность на основе познанной необходимости. Такое определение устраивало и представителей марксизма. Рассмотрение свободы как несогласия с бытием и деятельности на основе этого несогласия возвышает человека. Человеку надлежит делать то, что предписано богам, считая богами всех своих соплеменников. («Человек человеку — бог», — Людвиг Фейербах.) Свобода не есть вседозволенность, она не есть постоянное состояние деятельности. Свободное состояние всех -хаос. Свобода есть импульс деятельности по изменению бытия, завершающийся воплощением к конкретной форме несвободы.

Природа свободна, по крайней мере, она никак не зависима от человека, несмотря на предпринимаемые им усилия. Человек не может властвовать над природой. Он может властвовать над собой в природе. Он может уничтожить отдельные виды полезных ископаемых (уголь, нефть, газ), себя в природе, представителей животного и растительного мира, но не природу. Именно содержание свободы, как синонима неустойчивости, нестабильности, изменчивости противостоит содержанию несвободы. «…Без неустойчивости нет развития. Или, иначе неустойчивость означает развитие, развитие происходит через неустойчивость, через бифуркации, через случайность».

С.П. Курдюмов в интервью журналу «Вопросы философии» сказал: «Хаос, по словам Пригожина, ставшим уже поговоркой, порождает порядок. Причем порядок, который выражается еще и в том, что возникнуть могут не какие угодно структуры, а лишь их определенный набор, задаваемый собственными функциями среды».

Кто порождает хаос? Природа. Хаос не имеет какой-либо направленности. Свобода, в отличие от хаоса, направлена. В этом содержится зачаток ее собственного отрицания посредством новой, будущей несвободы, возникающей на основе свободы, свободы творящей. Свобода направляется не какой-либо сверхъестественной силой, а той системой связей и отношений, к которой данная свобода принадлежит, средой, создаваемой несвободой, с которой конкретная свобода конкурирует из-за влияния на целостность. Свободы абстрактной нет, свобода всегда конкретна. Возможности свободы определяются возможностью той системы, к которой свобода принадлежит и в сфере которой она проявляется. Политическая, правовая, нравственная, научная, философская, религиозная свободы имеют четко выраженную направленность. Свобода конкретна в силу того, что органично связана с конкретным видом несвободы.

Несвободы, будучи отражением и проявлением законов, условий бытия предметов и явлений, сами проявляются через законы и условия, а поэтому выступают в качестве отражаемых и выражаемых собою законов и условий бытия. Несвобода проявляется через законы бытия.

Свободы, порождаемые существованием объектов реальности, не согласуются с законами и условиями бытия предметов, процессов и явлений, и в силу этого приобретают «противозаконный» характер. «Противозаконный» в философском, а не в юридическом понимании и трактовке этого понятия. Хотя в сфере права, свобода, будучи направлена на изменение правовых норм бытия, нацелена против законов, которые утратили свою значимость. Свобода, выступая дестабилизирующим фактором бытия, также является характеристикой связей, которые, способствуя изменению, переформированию связей в системе, тем самым ведут к изменению, развитию системы или компонентов системы.

Совершенствование и разрушение связей несвободы, новые переформирования, проходят относительно осознанно в обществе и стихийно-бессознательно в природе. Субъект свободы в обществе заранее знает, что он хочет, и прикладывает сознательно усилия для создания союза единомышленников с целью реализации своих замыслов. В природе свобода действует стихийно.

Мир сохраняет свою целостность, качественную определенность благодаря внутренним связям и отношениям, обозначенным понятием «несвобода».

Содержание понятия несвобода — это связи, характеризующие качественное состояние системы, ее стабильность, устойчивость, функциональность.

Несвобода — это связи главенства системы над элементами, ее составляющими. Если нет несвободы, то и нет системы. Переход от одного стабильного состояния (несвободы) к другому (новой несвободе), осуществляется через свободу.

Динамика развития системы предполагает или целостную смену одной системы другой, через ее разрушение и перекомбинацию связей на основе новых принципов, законов, или последовательную трансформацию структурных элементов системы. При последовательной трансформации системы (эволюции) в целостности (в системе) могут одновременно существовать несвобода уходящая (сменяемая) и несвобода становящаяся (развивающаяся, сменяющая). Несвобода уходящая и несвобода становящаяся опираются в обществе на соответствующие социальные силы, выступающие материальным фактором сохранения остатков того, что сменяется, и материальным фактором установления того, что приходит на смену уходящему строю. Общество переходного периода, при смене формаций или цивилизаций, сохраняет в себе функционирующие остатки прежней формации, цивилизации, и организационные структуры новых формационных или цивилизационных образований.

Несвобода характеризует качество бытия конкретного предмета, явления. Из определения качества известно, что оно представляет собой систему важнейших, необходимых свойств предмета, позволяющих ему оставаться самим собой. На сущностном уровне качество выступает как целостность, тождественная внутренней определенности (основному закону) объекта. Следовательно, в соотношении с качеством, несвобода выступает в виде характеристики устойчивых связей элементов, сторон, свойств, составляющих конкретное качество.

Несвобода — это стержень качества, его основа, соединяющая и объединяющая элементы качества. Несвобода, выражая законы структуры и функционирования некого качества, несет в себе внутренний потенциал собственных изменений — свободы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *